Жму паузу. На плеере. Умудряясь… нажать на звонок. Не сблевав при этом…
Наушники…
«Говорите!»
Никаких мыслей, идей… Что сказать им? Я… подбираю… пытаюсь… слова… свои… Как кретин.
Звонит!
Спины…
«Один метр до цели».
Один!
Спальный район. В самом сердце России. Хрущёвки и брежневки – худшее, что случалось с русскими городами со времён Второй мировой…
Тошнит…
Свет.
Выхожу из метро.
«Двести метров до цели»
Людей.
«Да пройди!»
Поручни.
Это свалка людей. Здесь душно, и мерзко, и… после смерти, собственной смерти, дьявол попадает в Россию. В общественный транспорт, туалет или общепит… На эти ступени.
Час пик.
Двери. Люди валятся друг на друга, пытаясь пройти…
«Поезд прибыл на станцию…»
Тормозит!
Когда стану бездомным, надеюсь, проценты с них мне помогут. Выжить на улице и…
…я ем, я делаю вклады. Огромные вклады. В мусорный бак.
«Побыстрее!»
…тоннели метро… венулами… венами… великана. С лейкоцитами, солью, белками. Я в них… Потерян… Потею… Как в жизни, я… глажу, стираю. Дни идут со скоростью ленты. На кассе в магазине Магнит. Каждый день…
«Прости!»
«Как бы…»
Санкт-Петербург
В давке. В вагоне метро, рядом с картой, я пытаюсь отвлечься, представляя себе…
Любой мегаполис в плане похож на
«Проходите быстрее!»
«По лестнице вверх и налево».
«Пожалуйста».
–…скажите. Зачем вы пришли к нам?
– Да?
– Так, в общем, ну… скажи…
«Мне можно?»
…всегда осуждали особенно сильно таких мудаков, как ты.
У
Д
А
Ч
И
Передо мной женщина. Так… официально. Офис. Костюм… Белый верх, чёрный низ. Сидит и олицетворяет расовую картину Америки середины пятидесятых.
грёбанные кумиры…
И я внутри.
…все…
Девушка в приёмной показывает на кофе.
Томпсон, Летов, Лу Рид…
«Кажется…»
Сотню раз думай прежде, чем… Что-то делать.
«Она не в настроении…»
«Входи!»
Я очень волнуюсь. Дверь кабинета.
Хуже уж точно не может быть. Я в синем костюме. В рубашечке. В клетку. На собеседовании…
«Ладно».
«Не надо, я…»
…в душе всегда были филантропами. Кассирши в столовых всегда были жирные, как киты.
«Входите».
«Совсем не в настроении»
Сейчас со мной не о чем говорить.
«Хотите?»
Я тупею. В детстве я думал: земля прибита к Земле постовыми, деревьями, фонарями… В общем, был интересней.
Я в приёмной директора по… контролю… за… качеством… кажется… может быть.
«Спасибо».
«Присаживайтесь».
…крадут наши мысли. Похлеще, чем кетамин. Знаю, будь у Довлатова «Marshall», «Зона» была бы в два раза меньше. Будь у Селина «Sony», он никогда не закончил бы «Смерть в кредит».
А когда заканчивал школу, наверное, хотел торговать алкоголем. Точно не помню. Продавать то, что любим – вот для чего мы все рождены.
…я мечтал продавать самокаты. В тринадцать – стать продавцом видеоигр…
Работорговцы…
«Простите, направо»
Когда мне было десять…
Кто я такой? Кем хочу быть?
Не знаю…
«Собеседование?»
Моё имя…
Способ. Через несколько лет… не обосраться – на обычный вопрос «кто ты?» назвать не профессию – своё имя.
Что я только что сделал? Все мои выходки…
Блин…
Поднимаюсь со стула. Иду по направлению к двери. Лестница. Выход.
– Я…
– Простите?
– Погреться.
фотограф, стилист, визажист: Виктория Темнова
модель: Екатерина Макбендер
Карачи
или Париж.
Сантьяго
смачный кусок блевоты.
Made on
Tilda