16

«Панельки», «Русские дворы», «Эстетика ебеней», «Романтика спальных районов»…

– Кто из русских исследователей открыл Колыму?

– Варлам Шаламов?

– Очень смешно.

Что может быть интереснее пары по исторической географии?

Я листаю подписки моих друзей и думаю: «Какого чёрта?». Фотографировать панельные дома стало настолько модно, что через пару сотен лет люди будут думать, что русские хипстеры мастурбировали, глядя на эти панели.

«Панельное домостроение», «Не стойте у края платформы», «Кредит за 30 минут…».

Но мода на эстетику постсоветского гетто проходит. Так же, как и любая другая. И если вам всё ещё нравится Бэнкси, звоните в службу спасения и говорите, что вы застряли в 2009. К вам приедут с бензопилой и будут вас вызволять.

Атрибуты эпохи сменяют друг друга слишком быстро. И мы даже не успеваем это понять. Если сегодня кто-то вспомнит, откуда пошла мода закатывать узкие джинсы, факультет искусств и гуманитарных наук Болонского университета будет просто обязан удостоить его степени PhD.

EX0BzC09UZw

Danse macabre, сигилы алхимиков, василиски и мантикоры... Тяга к средневековому мистицизму становится новой модой. Рано или поздно она смоет «романтику спальных районов» ко всем чертям.

Последний раз мода на средневековую мистику возрождалась в начале двадцатого века. То было совсем другое время. Кроули насиловал козу, и никто даже не думал пошутить про то, что он с Северного Кавказа. Но почему эта мода вернулась сейчас?

Я не знаю.

Вряд ли кто-то из нас может прочувствовать время Петрарки и Лауры в полной мере. Твоё настоящее средневековье начнётся, когда в твоём доме отключат электричество и горячую воду.  Но если кто-то и может пролить свет на возрождение средневековой эстетики сегодня, то  только эти ребята. Основатели проектов Black Karma, 4Ø4 и Gravure Knight .

Если бы вы могли выбрать любую эпоху, в какой эпохе вы хотели бы жить?

Антон Молоков (Black Karma): Сейчас. Меня поражает эпоха постмодерна.

Антон Ненахов (4Ø4): В неонуарном будущем. Что-то типа «Токио 2020».

Gravure Knight: Эпоха викингов и их открытий в мореплавании.

MPAFBEJACR0

А как давно вы увлеклись средневековой мистикой?

Gravure Knight: Слушай, с детства любил средневековье. Книжные полки ломились от энциклопедий про рыцарей и оружие. А в школе я увлёкся толкинизмом и серьёзно занялся реконструкцией.

Антон Молоков (Black Karma): Всю свою жизнь увлекался музыкой, и в какой-то момент меня стала привлекать её история. Так я пришёл к средним векам. Они зацепили меня своими страхами и желаниями. Очень похожими на наши, эту связь передал Карл Орфф в кантате «Кармина Бурана».

Антон Ненахов (4Ø4): Сколько себя помню, меня с раннего детства современность особо не привлекала. Ещё в допубертатном возрасте я увлечённо изучал динозавров, а после первого урока истории понял, что светлое будущее во многом обязано тёмным векам.

Есть такой набор предметов, которые вы бы никогда не отразили в своих работах?

Gravure Knight: Открытую порнографию, гомосексуализм, педофилию... Прямую политпропаганду. А ещё я плохо рисую механизмы,  так что никакого стимпанка.

Антон Ненахов (4Ø4): Даже не знаю, я не рисую «сиськиписьки», например. Будь моя воля, я бы вообще не рисовал людей.

ZJGUBDqgQZM

Антон Молоков (Black Karma): Наши принты объединены общей концепцией. В первой коллекции мы вдохновились алхимией и мистическими ритуалами. Идеи для второй черпали из скандинавских мифов. А третья коллекция подчинена сакральному минимализму. Думаю, нет таких предметов и символов, которых мы бы избегали. Всё подчинено определённой концепции, и вырвать любой элемент – значит не рассказать что-то важное.

Микеланджело расписывал Сикстинскую капеллу, Джотто – базилику Санта-Кроче, Бэнкси – угол, на который гадит его собака... Всё это были знаковые вещи для их эпох. Если бы вам когда-нибудь предложили украсить Макдональдс или Пулковский аэропорт в стиле средневекового мистицизма, вы бы согласились?

Антон Молоков (Black Karma): Да. Я жил бы в мире Black Karma, в котором абсолютно всё поклоняется внутреннему миру бренда: от футбольных стадионов до простой коробки из-под молока.

Антон Ненахов (4Ø4): Нет. Слишком ответственно, а я для этого слишком ленивый. Лучше разрисую небольшую забегаловку или собаку, которая гадит на стену Бэнкси.

Gravure Knight: Макдональдс точно нет.  Хотя, может быть, я бы поместил там одну свою работу. «Рыцарь чревоугодия». И то не факт. А вот в Пулковском аэропорте можно было бы изобразить крылатые корабли Босха из «Искушения святого Антония»...

Кроме прочего.

Большинство читателей Вирджинии сейчас пытаются сдать вступительный экзамен по лепке в детской художественное школе. Какой совет можете им дать?

Антон Молоков (Black Karma): Совет прост: «Искусство – это кража».

Gravure Knight: Если на середине пути поймёте, что лепка – это не ваше, не расстраивайтесь. Есть ещё куча возможностей себя реализовать.

Антон Ненахов (4Ø4): Художественная школа – говно, ребят. Не надо.

Роман Смирнов

Фото для обложки: Александр Вольф