ПОП-АРТ

Сто пять миллионов долларов за несколько фотографий разбитой машины. Сотня миллионов за восемь одинаковых Элвисов. Пятьдесят семь – за черно-белый плакат Coca-cola… Здравствуй, поп-арт. Ещё на заре шестидесятых этот парень устроил себе уютный лофт в массовом сознании миллионов и до сих пор не думает оттуда съезжать.

Кандинский, Малевич и Модильяни – всё они вышли из моды. Люди, очарованные конвейерным производством, хотели более ясных концептов. «Народный арт», стал зеркалом daily routine. Западный мир на пороге Вудстока и Красного мая готовился к большой вечеринке. В этой суматохе Поп-арт стал фотографом, который пришёл до начала праздника с камерой и стал снимать.

Для поп-арта не существует запретных тем. Нет образов, которые он не мог бы вплавить в альпийскую чистоту холста.

В отличие от существовавшего в конце пятидесятых арт background’а, поп-арт не стремился зашифровать тайные послания странными мазками и азбукой очерченных линий. Он вытаскивал семантику на поверхность. Не стесняясь этого. Он вообще ничего не стеснялся. В мире современного искусства поп-арт продолжает заниматься эксгибиционизмом, и ему не распахнуть халат.

8_4fc9eaefb7ea5
маоо

По правде говоря, поп-арт вызывает эмпатию своей простотой и понятностью. Мы любим простое. Поп-арт настолько открыт народу, что если вы решите кинуть пачку Marlboro в одну из инсталляций, вы только сделаете в неё неоценимый вклад.

Поп-арт – это идеология внешнего. Ни больше, ни меньше. Его знаковая система расставляет все точки над Cambels и выливает содержимое банки, чтобы мы не ломали голову над тем, какой внутри суп: томатный или грибной. Мы видим только банку. Важна только банка.

Картины Энди Уорхола и Роя Лихтенштейна – это партаки на теле общества потребления, набитые на всех открытых местах. Это аттестаты зрелости бренда. Апология рекламных кампаний. Существование поп-арта – доказательство того, что общество потребления сходит с ума. «Я выбираю Prada, потому что это Prada, покупаю Dr. Pepper, потому что это Dr. Pepper». Я хочу. Я не знаю, чего хотеть. Поп-арт, реши это за меня.

Поп-арт играет музыку, под которую совокупление с брендом становится романтичной балладой. «Don't you cry, baby, don’t you cry…»

маоо
x_24141164

Люди, покупающие Coca-cola, соприкасаются с арт-объектом. Картинам Ван Дейка и не снилось, что их можно разрезать на самокрутки, сохранив их культурную ценность. С поп-артом ты способен на многое. Искусство способно на многое. Картиной Ван Дейка можно любоваться. Банкой Coca-cola при желании можно убить себя.

Когда супермаркет превратится в церковь, образцы поп-арта станут в нём иконами. Их поставят на видное место, и крещение не обойдётся без того, чтобы не поцеловать «Тридцать две банки супа Кэмпбелл». Поп-арт – это хроника консюмеризма. Пока у нас будут деньги, мы не перестанем любить поп-арт.

Эля Смит