ОЧЕРЕДЬ

Сколько себя помню, очередь всегда была где-то близко. С самого детства. Очередь на снежную горку, очередь к детскому хирургу, очередь на рентген… Если вдуматься, мы попадаем в очередь сразу после рождения. А кто-то и ещё раньше, например, близнецы. Наверное, поэтому, столкнувшись с очередью, человек возвращается в детство, ощущает себя маленьким Нилом Армстронгом в бесконечной плеяде планет.

Его наивность проявляется уже в первом вопросе: вставая в очередь, он громко спрашивает «Кто последний?», даже не подозревая, что с этого момента последний – это он.

Но постепенно очередь меняет человека. Стоя в очереди, он обретает смирение: его цели становятся ясны, мотивы – естественны и неприкрыты. Уже в середине очереди к человеку приходит житейская мудрость, он оказывается вне времени, выходит за рамки существующих когда-либо эпистем. Оказываясь в начале очереди, человек погружается в нирвану, выходит из порочного круга перерождений и рвёт на себе вуаль бытия.

1216559523_rodina_017

В очереди, как и в жизни, есть свои герои, своя мораль, свои подонки и подлецы. Там, где появляются люди, очередь становится новым, четвёртым законом Ньютона, таким же неотъемлемым и предельно простым. Она преследует тебя везде, где бы ты ни был. Очередь на концерт Aerosmith, очередь в туалет на концерте Aerosmith, очередь за автографом Стивена Тайлера. И дело не в Стивене Тайлере...

Человечеству всегда была трудно лезть самому себе в душу, говорить о сокровенном, выставлять его на показ. Про Первую мировую сняты сотни картин, про Вторую мировую – тысячи… про очередь не снято ни одной. Слишком горько. Об очереди не споёт старина Дилан, Rolling Stone не напечатает о ней репортаж. По мотивам очереди не сделают исторической реконструкции, не поставят пьесу, очередь не включат в гастрольную программу Цирка дю Солей. Об очереди не напишет никто. Кроме Владимира Сорокина – он уже это сделал.

Ещё ни один роковой момент новейшей истории не обходился без огромных очередей: Великая депрессия в США, Перестройка СССР конца 80-х, выход Nintendo Wii… Вот она, очередь – предвестник безумия, ещё один всадник апокалипсиса, о котором умолчал сам Господь.

Роман Смирнов